Влияние ситуации обследования на результаты

Помимо общеметодических соображений и соображений здравого смысла существует целый ряд экспериментальных доказательств влияния на результаты особенностей ситуации обследования и поведения психолога. Так, в специальных исследованиях было выявлено, что недружелюбное поведение экспериментатора приводит к увеличению в рассказах признаков конфликтов, агрессии и страхов. АЛанди, проанализировав целый ряд исследований других авторов, обнаружил, что в тех случаях, когда экспериментатором выступал авторитетный для обследуемого человек, валидность данных оказывалась существенно ниже, чем в тех случаях, когда им был человек того же круга. Он также обнаружил значительное влияние инструкции на результаты — одно лишь называние процедуры личностным тестом снижало коэффициенты валидности (см. McClelland, 1987, с.206). Указывают на проблемы, возникающие при обследовании людей из низших социальных слоев, а также на влияние соотношения пола экспериментатора и обследуемого, хотя однозначные закономерности вычленить здесь не удается {Kornadt, Zumkley, 1982, с.283). Влияет на результаты и невербальное поведение экспериментатора, в частности, частота контакта взглядов, одобрительные или неодобрительные междометия. Сама ситуация обследования может в большей или меньшей мере стимулировать желание обследуемого показать себя в лучшем (или, напротив, в плохом) свете. Хотя намеренное искажение результатов ТАТ возможно лишь в очень ограниченных пределах, наличие такого намерения ведет к определенным бессознательным искажениям (там же). Л.Беллак упоминает результаты исследования Э.Вайскопф и Дж.Дьеппы, в котором подтвердилась возможность сознательной симуляции диагностических признаков в рассказах ТАТ; вместе стем эта возможность, по его мнению, затрагивает только те переменные, которые контролируются эго и вряд ли осуществима по отношению к переменным, находящимся вне контроля сознания. Кроме того, Вайскопф и Дьеппа использовали только несколько отдельно взятых картин, в то время как самое трудное — последовательно симулировать один и тот же паттерн на протяжении ряда рассказов

(Bellak, 1986, с.12-13).

Обобщая данные ряда исследований, посвященных ситуативным влияниям на результаты ТАТ, Л.Беллак приходит к выводу, что даже в тех случаях, когда такое влияние имеет место, оно не настолько сильно, чтобы могло помешать проявиться личностным особенностям. Одной из наиболее убедительных иллюстраций этого положения служат материалы обследования по ТАТ некоторых высших руководителей нацистской Германии в период их тюремного заключения в ожидании Нюрнбергского трибунала (там же, с. 144-148).



3.3. "Легенда", конфиденциальность и обратная связь

Под легендой понимается объяснение назначения и сути предлагаемого задания. Из предыдущего раздела ясно, что от того, как обследуемый будет воспринимать процедуру в целом, зависит его отношение к ней и, следовательно, результаты. В любом случае сообщать обследуемому об истинном назначении методики перед началом работы категорически не рекомендуется. Лучше всего перенести объяснения на потом; если же необходимы какие-либо разъяснения заранее, их следует свести к минимуму. Возможны несколько вариантов легенды; выбор оптимального зависит от ситуации обследования и от индивидуальных

особенностей обследуемого: она должна быть правдоподобной и создавать достаточную (но не слишком сильную) мотивацию на выполнение довольно трудоемкого задания.

М.З.Дукаревич рекомендует давать ТАТ как тест на работоспособность, утомляемость. Такая легенда может быть оптимальной при работе с клиническим контингентом, однако в ситуации амбулаторного приема или исследовательской работы с испытуемыми-добровольцами, особенно если их интеллектуальный уровень достаточно высок, эта легенда недостаточно убедительна и слабо мотивирует. Г.Мюррей предлагал давать ТАТ как тест на воображение. Эта легенда будет во многих случаях удачной, однако у некоторых обследуемых она может создавать излишне сильную мотивацию. Чтобы ее ослабить, можно говорить не о воображении вообще, а о некоторых компонентах воображения. Можно также давать ТАТ как задание для изучения некоторых частных умений. Слово "задание" предпочтительнее слова "тест", а слово "умения" предпочтительнее слова "способности", которое может вызвать повышенное мотивационное напряжение. Все уточнения можно отложить на потом. Нельзя упоминать про американское происхождение методики — это направляет поток ассоциаций обследуемого в определенную сторону. Следует быть готовым к тому, что обследуемый может догадаться, что в рассказах проявится весь человек. На это можно ответить, что характер человека проявляется в выполнении любого задания, да и вообще в любом слове, жесте, движении, но эта методика направлена на другое. После завершения всех этапов обследования можно рассказать обследуемому об истинной сути методики в той мере, в какой это его интересует.



При работе с ТАТ, как и с любыми другими психодиагностическими методиками, важно соблюдение профессиональной этики, прежде всего требования конфиденциальности полученной информации. Вданном случае это требование особенно важно по причине беспрецедентной глубины интимно-личностной информации, которая может быть получена — не только об общих особенностях личности и характера обследуемого, но и о его реальных жизненных

отношениях, мотивах, смыслах, внутриличностных и межличностных конфликтах и т.п. Соблюдение конфиденциальности выражается прежде всего в том, что обследуемый, хоть он и не должен знать о характере получаемой информации, должен заранее знать тот круг людей, которые знакомятся с полученными результатами (лечащий врач, преподаватель учебной группы и т.д.); обнародование результатов или их части за пределами этого обговоренного круга допустимо лишь с согласия обследуемого и при сохранении анонимности, то есть при сохранении в тайне не только имени обследуемого, но и всех признаков, по которым можно было бы его идентифицировать. Ответственность за соблюдение конфиденциальности во всех случаях лежит на психологе, непосредственно производящем обследование.

Обследуемый имеет право получить обратную связь о результатах, хотя согласно принятым в нашей стране правилам, психолог вправе сам определять, что именно из полученных результатов и в какой форме следует сообщать обследуемому, исходя из принципа "не навреди". (В США обследуемый вправе получить результаты в полном объеме и в той форме, в какой они используются профессионалами). Нельзя давать никакую, даже частную обратную связь, пока обследование полностью не завершено и его результаты не обработаны. Исключением являются лишь ободряющие реакции, похвала, выражение удовлетворения работой обследуемого. Определение конкретного содержания и формы сведений, сообщаемых обследуемому, является особым умением. В каждом конкретном случае эти сведения определяются исходя из особенностей личности обследуемого, его отношения к психологу и к процедуре обследования: обратная связь должна быть такой, чтобы ее сообщение могло принести обследуемому пользу, обладало психотерапевтическим действием, и не могло причинить вреда, не травмировало его. Хорошую иллюстрацию роли обратной связи дает В.Франкл: если мы, измерив у человека артериальное давление, скажем ему правду, что у него 160, то это будет неправдой, потому что через пять минут оно у него от этой информации подскочит до 180. Если же мы скажем, что у него 130, мы не погрешим против истины, готому что он успокоится и давление действительно опустится до 130.

Естественно, все сообщаемые обследуемому сведения должны соответствовать действительности, хотя допустимо и даже в ряде случаев необходимо их смягчение. К проблеме обратной связи мы вернемся в конце четвертой главы, используя конкретные примеры. Здесь в добавление укажем лишь, что обратная связь сообщается обследуемому в той мере, в какой он в ней заинтересован; при отсутствии интереса к результатам их сообщение часто нецелесообразно, при слабом интересе можно ограничиться достаточно общими заключениями и т.п.


6088867958601416.html
6088901734825241.html
    PR.RU™