Глава VI. - Закрой глаза и почувствуй на себе взгляд из пустоты

- Закрой глаза и почувствуй на себе взгляд из пустоты. Подумай о своем совершенном мире.

Сиа завязывала свой дорожный мешок, мыслями находясь далеко отсюда. В её воображение строились и рассыпались блистающие песчаные замки мечты.

- Запечатли в памяти прекрасный образ, но помни, что глаза будут следить за тобой и там, в твоей вселенной.

Дернулась рука, резко рванула завязку – из открывшейся горловины мешка показались пожитки девочки. Моток переплетенных нитей, оранжевое с синим. Тряпичный мешочек с травами. Кукла – человеческий силуэт, будто вырезанный из теста, на нем нет ни глаз, ни волос, ни рта. Нечем увидеть, нечем закричать о помощи...

- Знаешь как создать свой собственный мир?

Стилет в изукрашенных ножнах. Сухари и пара полосок вяленого мяса. Амулет, монетка, на одной стороне – птичье крыло, на второй – девятиконечная звезда. Сова Шазза, это её знак.

- Все что нужно – исчезнуть из твоего привычного мира, уничтожить все следы пребывания тебя в этой реальности. Границы не удержат то, чего нет.

Она никогда не носила монетку на шее, с самого рождения. Дедушка много раз рассказывал ей эту историю: повитуха, бормоча исковерканные шамканьем слова, берет амулет, а ребенок плачет и брыкается, брызжет слюной и тянется к матери. Только образа матери не сохранилось. Она помнила только дедушку, мягко выпроводившего старуху. Потом, когда ей было уже семь, он отдал амулет как напоминание о доме.

- Спрашиваешь каково это, не существовать? Пролетать сквозь стены и не видеть, не чувствовать их, плыть в запахах, образах, звуках и не знать, что они есть.

Сиа наконец стягивает горловину мешка. Забрасывает его за спину, поверх ножен с Лепестками. Эти клинки выкованы из странного металла, легкого, прочного и непохожего на все известные материалы.

- Это очень... легко. Быть вне времени, вне пространства. Это легко, но невероятно бессмысленно.

Дверь открылась тихо, без скрипа. Мастер не проснулся, чтобы проводить собственную ученицу. Это было бы «неэффективным действием». Сиа вздохнула. Он просто боялся, что не сможет отпустить.

- Вы, люди, не представляете, сколько счастливых «совпадений» происходят лишь из-за вашего ограниченного восприятия реальности.

- То есть, чтобы создать идеальный мир, мне нужно отказаться от счастья? – Пробормотала Сиа.

- Неправильно. Нужно отказаться от всего.

- Тогда мой ответ – нет!

- Это не было вопросом. Мне очень жаль.

Дверь закрылась все так же беззвучно.

...

Эрих нарезал круги по комнате.

- Орк? – В сотый раз переспросил я.

-Да! – Взмах руками.

- Поймал заклинание и скормил его своему обручу?

- Да! – Почти крик.



- А потом воскресил мертвых и одним ударом снес голову командору?

- Да, твою мать! – Каждое слово Эрих отбивал кулаком по ладони.

- Ты серьезно?

- Когда слушаешь их, трудно не поверить. – Эрих вздохнул и наконец уселся на стул. – Да и сам подумай, полторы тысячи тяжелых панцирников регулярной армии с поддержкой трех магов Круга против пяти тысяч зеленокожих. Да у них даже потерь быть не должно!

- Ну, тут ты преувиличиваешь...

- Не сильно. Помочь оркам могло только чудо. Вот оно и случилось. – Он говорил так, будто пытался объяснить очевидное. Мальчик чересчур доверчив.

- Что-то меня напрягает во всей этой истории. – Я провел рукой по лбу. За сегодня я уже очень устал, но нужно ещё многое сделать. – Ощущение такое, что солдаты, все как один, сошли с ума. И увидели то, чего там в принципе не было. Иллюзия.

- Почему тогда эта иллюзия перебила почти весь отряд?

Я помолчал. Не может быть, чтобы орки вдруг стали силой. Из ничего.

- Не знаю. Нужно поговорить с магом. Может, он скажет больше.

- Я им... верю, Ларт. Понимаю, что бред, но что-то действительно не так. – Эрих понизил голос для усиления эффекта. – Настолько не так, что мне становится страшно. А те, кто это видел не спят по ночам.

- В этом ты прав. Страх – лучшее оружие, если только у тебя не осталось больше ничего. Но у орков-то что-то и вправду было.

Я сам поднимаюсь и выхожу из таверны. Мага надо искать сейчас же, а поручить это кому-то ещё – значит получить ещё меньше информации. Конечно, я сразу становлюсь кому-то необходим: Сол преграждает дорогу. У неё возмущенное выражение лица.

- Мы торчим здесь уже сутки! Когда мы идем к Виктору?

- Есть шанс, что никогда. Слышала, что говорят солдаты?

- Эти бредни про могучего орочьего колдуна, движением мизинца воскрешающего целую армию? Братец, не думала, что ты будешь достаточно глуп, чтобы поверить!

- Я и не верю. Я пытаюсь убедиться, что даже малейший шанс на победу орков в войне – вымысел. А если все-таки не окажется им, предотвратить последствия, насколько смогу.

- Я повторяю, у тебя отряд в сто двадцать человек. Почти четыреста, если с тобой пойдут вернувшиеся из битвы. Что ты можешь сделать?



- Вот и посмотрим.

Соломея замолкает, резко разворачивается и выходит, чуть не снося дверь с петель. Ещё одной проблемы мне не хватало…

До резиденции Круга добираюсь уже к вечеру, городок оказался не таким уж маленьким. Дверь открывает девушка в робе послушницы, беззвучно отступает внутрь. Незамысловатая обстановка кажется неуместной: на огромное помещение несколько стульев, камин, двери в кельи. Маги одобряют аскетизм среди своих слуг, но сами купаются в роскоши.

Тот разрушивший ворота маг сидит, смотря в одну точку перед собой, лишь перебирает пальцами: большой скользит от указательного к мизинцу и обратно. Я не прерываю транс, терпеливо жду. Выход явно дается не легко – мышцы на шее мага напрягаются до предела, выступают прожилками. С судорожным вздохом он поднимает голову, и оглядывается затуманенными глазами. Замечает меня.

- Если ты пришел ещё больше испортить мне настроение, сделай одолжение, исчезни.

- Извини. – Я удивился, что маг не отреагировал на неформальное обращение. – Но мне действительно нужно знать все о той битве. И про орка, о котором все говорят с благоговейным ужасом.

- Зачем? Собираешься пойти сражаться с ним, мальчишка? – В голосе нет насмешки, в отличие от слов.

- Возможно. Как тебя зовут, маг?

- Саид. Маг гребаной второй ступени долбаного Круга магов! – На этот раз настоящие эмоции, горечь в словах.

- Мне жаль. – Я отвечаю на невысказанное.

- Случается. – Он морщится, как от боли. – А ты кто?

- Ларт. Командир отряда, который благодарен вам за... творческий подход к проникновению со взломом. – Мне наконец удается вызвать у него улыбку.

- Ну слушай, Ларт: у орков появился кто-то, кто способен полностью блокировать магию. Он взял и поймал мой огненный шар голыми руками. А потом сам пошел в атаку и по пути воскрешал зеленокожих. Самое главное вот что: он блокирует Силу не в нас, а со стороны Источника. Понимаешь, о чем я?

- Не слишком хорошо понимаю, как это возможно. Как это все возможно. Но твоим словам я верю. – Я попытался переварить вывалившийся на меня поток информации, и местами даже преуспел.

- Ах да, забыл упомянуть. Он потрогал землю, и мой ученик умер на месте. Немаленькая мощь у этого орочьего мессии. – Мысль явно вызывала у мага отвращение, но в глубине крылся ещё и страх.

- Мне становится все страшнее.

- И правильно. Не лезь туда, Ларт. – Маг впервые скинул маску циника. – Не справишся.

- Мне придется: кто, кроме меня, сможет это проделать?

- Тогда удачи тебе, мальчик. Она тебе понадобится. – Саид тяжело вздохнул и опустил веки.

- Спасибо за все, Саид.

Я уже почти подошел к двери, когда маг окликнул меня:

- Орки кричали что-то вроде «Ахура», когда он дрался с Густавом. Может это что-то даст тебе.

- Ещё раз спасибо тебе. Если все же решишь отомстить зеленокожим, мы в таверне «Гурро». Всегда буду рад магу в отряде.

Закрыла дверь все та же безликая послушница в капюшоне. Надеюсь, он заглотил наживку. Теперь, когда даже мне все это кажется правдой, орка нужно остановить как можно быстрее. Именно такого вождя не хватало зеленокожим, чтобы объединиться. А если все разрозненные племена соберутся, Империя может не выстоять.

...

- Мы победили, мой господин! – Ахура, истощенный прошедшим боем, нашел в себе силы воззвать к повелителю. – Но мы потеряли столь многих...

Марево над раскаленным обручем колыхнулось и погасло. Повелитель не давал советов. Ахура поднял обруч с земли и надел его на голову. Вышел из шатра. Орки по-прежнему собирались по одному его слову, только теперь их было три тысячи вместо семи. Павшие не оживали, они лишь поднимались на время, пока Ахура вливал в них свою силу.

- Орки! – Внимание он привлек мгновенно, но ни одного приветственного крика не прозвучало. – Сегодня мы потеряли многих наших братьев. Но вырвали у людей победу, хоть она и досталась нам дорогой ценой!

Снова молчание. Что это – величайшее почтение перед Богом, или горе? Или ярость на то, что он разрушил привычную жизнь племени? Орки никогда не сожалели об умерших.

- Вы видите, мы можем победить, если объединимся! Мы должны пойти к другим племенам, другим кланам. Пусть и они поймут: поодиночке мы вымрем. Люди истребят нас без малейшей жалости! Мне нужны добровольцы.

Нет, не нужны. Да, он прекрасно понимал, что направляет их на смерть. Да, он понимал, что легче сделать все самому. Но ему не хотелось, чтобы вновь появились такие, как тот старик. Если сначала весть принесут его апостолы, он сам будет живой легендой, даже не появляясь на глазах у народа.

Вперед вышло десяток орков, остальные топтались на месте, будто стараясь отодвинуться подальше. Никого из этих орков Ахура не знал лично, но ему было достаточно любого материала.

Каждый орк получил Знак – бронзовый диск с изображением Солнца. Как будто это им в чем-то поможет. Они поверили его лжи про долг перед своим спасителем, не задали ни одного вопроса, может лишь потому, что не смели возражать.

Это необходимо. Абсолютно необходимо.

...

Сиа шла по городу, оглядываясь в поисках таверны. Она знала город плохо, поэтому только после часа блужданий нашла нужное место. Таверна «Гурро» с уродливой мордой чудовища на вывеске. Предприимчивый владелец занял старые армейские бараки, так что мест оказалось достаточно для проходящих через город отрядов.

Открыв дверь, она сразу увидела компанию наемников за первым от двери столом. Без дела все что им осталось – напиваться и ждать приказов командира. Сиа поморщилась, давно отвыкла от запахов человеческого жилья. Педантичный Де Ви всегда следил за чистотой.

- Что это такая цыпочка здесь делает, а? – У наемника изрядно заплетался язык.

- Не твое дело. Хотя, скажи, где ваш капитан... ммм... Ларт. – Сиа решила вытянуть из пьяницы хоть какие-то крупицы информации.

- Капитана здесь нет, но зачем он тебе нужен, дорогая? Здесь есть мы. – Вся компания загоготала в голос.

- Ясно. – Сиа развернулась и направилась к выходу.

- Куда это собралась? – Чья-то ладонь схватила её за плечо. Это было ошибкой. Стилеты выпорхнули из ножен за долю секунды, с двух сторон пробив руку наемника. Тот упал на пол, крича от боли, а все взгляды обратились на Сию. Она невозмутимо вытерла клинки об одежду раненого и убрала их обратно в ножны.

- Кто-нибудь здесь знает, куда направился командор Ларт? – Сиа решила воспользоваться всеобщим вниманием.

- Допустим знаю. – По ступеням со второго этажа спускалась девушка с длинными белыми волосами. – Но, думаю, он не одобрит того, что ты покалечила бойца отряда. Кто-нибудь перевяжите ему руку! Он истечет кровью.

Пара наемников оттащила неудачливого друга в сторонку и наскоро перемотала раны тряпьем. Соломея подходила все ближе к Сие и вдруг резко остановилась. Потянула носом воздух и положила руку на рукоять сабли. Лепестки вылетели из ножен в тот же момент.

Черты Соломеи начали как-то изменяться, заострились, лицо исказила ненависть. Глаза заполнились тьмой. По рукам и клинкам Сии бегают рыжеватые сполохи, переходящие в бордовый ближе к плечам.

Они начинают сражаться бессловно, с первобытной яростью и желанием уничтожить противника, не оставить от древнего врага и следа.

...

Саид догнал меня уже на дороге к таверне, сказав, что его ученик пойдет с ним, как только соберет вещи. Я был почти уверен, что так и случится. Ещё подходя к таверне, я слышу звуки битвы, распахиваю дверь и вижу, как сестра сцепилась в схватке с Сией. Все остальные, похоже, боялись подходить ближе.

Я лихорадочно ищу выход, но в этот момент опомнившийся маг делает жест пальцами, и воительниц разделяет прозрачная стена, будто сотканная из света. В тот же момент обе девушки останавливаются и непонимающе оглядываются. Я замечаю багряные сполохи на руках Сии и черноту в глазах Сол, но через несколько секунд и эти следы исчезают.

Сол, как обычно, еле стоит на ногах после превращения. А Сиа полностью ушла в себя, смотрит в одну точку и шепчет какие-то слова. Я выхватываю некоторые из них, но не знаю языка. Маг все ещё держит преграду, а я подбегаю к сестре, подхватываю её и сажаю на услужливо подвинутый кем-то стул.

- Сол, что случилось? Можешь сказать? – все вокруг недоуменно смотрят на нас. Похоже никто не расскажет мне, что произошло. Неожиданно отвечает Саид:

- А я-то думал, уж ты поймешь. Это как посадить собаку с кошкой в одну тесную клетку. Отведи пока даму наверх, а я займусь второй нашей воительницей.

Я позволил Сол опереться на плечо и мы начали медленно подниматься по лестнице. Магическая преграда перемещалась так, чтобы разделять Сол и Сию постоянно. Наконец, мы добрались до комнаты, и сестра рухнула на кровать. Я спросил, что случилось, ещё раз, но она только покачала головой.

Чуть позже в дверь постучался Саид. Сол уже спала, так что я тихонько вышел, закрыв за собой дверь.

- Дама в соседнем крыле. – проговорил маг. – Она в порядке, только устала. Когда управление перехватывает... животное внутри тебя, сознание сопротивляется, а это утомительно.

- Может, теперь расскажешь, какого черта они набросились друг на друга?

- Так. Ты же знаешь, что та дама, которая лежит в комнате – навь?

- Не совсем. В ней лишь часть навской крови.

- Неважно. А девушку, которая лежит в другом крыле ты тоже знаешь?

- Да. Она demonissia. Это связано?

- О да! Понимаешь, в чем дело, Ларт, эти двое могут порвать друг другу глотки зубами и даже не осознать этого. Такой механизм защиты. Не знаю почему, но так это работает. Так что лучше держать их подальше друг от друга.

- Это сложно... Очень.

- Ладно, я подумаю, что можно сделать.

- Саид, а откуда ты знаешь все это? – Я внезапно понял, что даже от матери не получил такого объема знаний. Маг усмехнулся:

- Знаешь, в Хайнаре не всегда была инквизиция. И мы этим успешно пользовались.

Вот так. Теперь кроме сверженного императора, демоницы и нави у нас в команде маг-оккультист. Похоже, я просто притягиваю к себе неприятности. Но это и ценный ресурс, с другой стороны.

Я пошел спать, только когда убедился, что с Торком все в порядке. Он, конечно же, сам виноват, но нужно показать, что я – участливый командир.

Мы выдвинулись утром. По дороге к Гаттроту. Соломея была в бешенстве и, кажется, больше со мной не разговаривает. Зато они примирились с Сией. Саид всю ночь сидел, запершись в своей комнате, а утром пришел ко мне с красными глазами и двумя амулетами в руках. Сказал отдать один из них Сие, другой – Сол, и отправился спать. Теперь, по крайней мере, они не бросались друг на друга при первом взгляде, но все ещё старались не приближаться друг к другу.





6088199471924346.html
6088269933896625.html
    PR.RU™