Семья как социальный институт и социальная группа. Тенденции развития современной семьи. 5 часть

В процессе адаптации принято выделять два уровня — биологический и психологический. Первый включает приспособление организма к устойчивым и изменяющимся условиям физической среды. Психологический аспект адаптации охватывает «приспособление человека как личности к существованию в обществе в соответствии с требованиями данного общества и с собственными потребностями и интересами».

Психологическая адаптация осуществляется путем усвоения норм и ценностей социума. К ее основным проявлениям относят взаимодействие, в том числе общение, человека с окружающими людьми и активную деятельность.

Адаптация к семье включает перечисленные выше компоненты и начинается как процесс знакомства с семейной жизнью, постепенного вхождения в нее. Этот период является особенно трудным, т. к. включает перестройку не только общения и деятельности, но и изменения личности молодых супругов, перестройку потребностно-мотивационной сферы, формирования нового уровня самосознания, новых связей с социальным окружением.

Т. Б. Карцева, оценивая брак как «одно из поворотных событий в жизни человека», указывает, что речь идет об изменении «всей ситуации развития личности, ведет к смене ролей, которые человеку приходится играть, изменению круга лиц, включенных во взаимодействие с ним, спектра решаемых проблем и образа его жизни». Естественно, что совершение таких этапных жизненных событий, включающих как позитивные, так и негативные по своей модальности, «приводит к личностному изменению, перестройке всей системы «Я» и весьма болезненно переживается личностью».

До брака у молодого человека существует уже сложившийся «образ Я». После заключения брака супруги оказываются в ситуации невозможности жить по-прежнему, что усиливает неустойчивость состояния и неудовлетворенность. «Однако уже в самом начале ведется работа по «обретению Я», усложняется и дифференцируется рефлективное «Я», ведется работа по преодолению внутриличностных противоречий для того, чтобы выстроить новый, усложненный и достаточно устойчивый образ».

Е. С. Калмыкова, говоря о проблемах первых лет супружеской жизни, указывает, что «первые год-два совместной жизни — это время формирования индивидуальных стереотипов общения, согласование систем ценностей, выработка общей поведенческой линии»*. В этот период происходит взаимное приспособление супругов, поиск такого типа взаимоотношений, которые удовлетворяют обоих. На этом этапе решаются следующие задачи:



□ формирование структуры семьи,

□ распределение функций (ролей) между мужем и женой,

□ выработка общих семейных ценностей.

А. Н. Волкова и Е. И. Трапезникова считают, что для молодой семьи до рождения детей наиболее характерны трудности выработки своего семейного уклада, разочарование друг в друге как результат более глубокого узнавания, конфликты по поводу распределения функций, проблемы во взаимоотношениях с родственниками, материальные и экономические проблемы.

В. П. Левкович и О. Э. Зуськова говорят о том, что существенное значение в возникновении супружеского конфликта имеют те ожидания, которые сложились у партнеров к моменту вступления в брак. Для молодых супругов наиболее типичны повышенные ожидания по отношению друг к другу, что нередко является основой конфликта при несовпадении ожиданий с действительностью.

В ряде исследований отечественных авторов (Т. А. Гурко, В. В. Меньшутин, Г. Навайтис) показано, что некоторая переоценка, идеализация партнера присуща в основном молодым семьям. Согласно другим данным, эта особенность имеет место и на других этапах развития семьи, причем величина разности между оценкой и самооценкой уменьшается с увеличением семейного стажа, приближаясь к нулю, что свидетельствует о более адекватной оценке партнера по мере приобретения опыта семейной жизни.

Для молодых людей, вступающих в брак, характерна некоторая идеализация семейной жизни. Это выражается в том, что от семейной жизни они в первую очередь ожидают удовлетворения своих потребностей в духовном росте и самосовершенствовании. При этом ожидание удовлетворения материальных потребностей заняло последнее место, хотя их значение в реальной жизни несоизмеримо выше.

В период адаптации как у стабильных, так и у нестабильных семей имеет место рассогласование потребностей в отдельных сферах семейной жизни: у стабильных пар оно незначительное, у нестабильных — значительное. Это незначительное расхождение у стабильных пар предоставляет им возможность постепенного развития и совершенствования отношений. Молодые семьи являются очень нестабильными образованиями, чувства к супругу несут как мощный позитивный, так и негативный заряд (велика амбивалентность чувств). Для многих семей также характерны крайности в поведении и в чувствах. Большинство исследователей считает, что спустя некоторое время после заключения брака, а чаще всего после рождения ребенка, удовлетворенность браком у обоих супругов начинает повышаться.



В начале супружеской жизни нередки так называемые «клановые конфликты», когда связь с семейной группой, из которой вышел один из супругов, препятствует образованию новой связи в новой семейной группе.

Н. Н. Обозов приводит в своей монографии результаты исследования, отражающие гностический компонент взаимоотношений в семье. В своем исследовании Н. Абакумова, И. Садикова, С. Хитрина сравнили 19 пар молодоженов (лиц, подавших заявление на вступление в брак) и 13 супружеских пар, имеющих стаж совместной жизни от трех до пяти лет. Исследование показало, что сходство личностных профилей молодоженов (использовался шестнадцатифакторный опросник Кэтелла) меньше, чем сходство личностных профилей супругов, имеющих стаж семейной жизни. Адекватность восприятия супруга примерно одинакова у женщин и у мужчин, но в супружеских парах она выше, чем у молодоженов. А идентификация у супругов, напротив, выше у молодоженов и у женщин с супружеским стажем.

Анализ литературы в отечественной психологии позволяет наметить основные направления, в русле которых разрабатывается проблема:

1.Это исследования, непосредственно посвященные проблемам молодой семьи, готовности молодежи к браку. Отметим работы И. В. Дубровиной, Л. Ф. Филюковой, В. П. Меньшутина, Н. Н. Обозова и др.

2.Адаптация рассматривается как процесс согласования ролевых ожиданий, а также через изучение межличностных, ролевых, «Я»-ролевых конфликтов. Исследованием этой проблемы занимались С. И. Голод, А. Г. Харчев, В. А. Сысенко, Г. Навайтис и др.

3.Для понимания процесса брачно-семейной адаптации большое значение имеют исследования в области социальной перцепции, и прежде всего социальных ожиданий. Следует отметить работы А. Н. Волковой, Т. М. Трапезниковой, Е. С. Калмыковой, Н. Ф. Федотовой.

Обобщение и систематизация отечественных работ, связанных с изучаемой проблемой, позволили уточнить понятие брачно-семейной адаптации, выделить ее специфику. Поскольку семья является малой группой, то, на наш взгляд, представляется возможным использование некоторых характеристик, закономерностей проявления социально-психологической адаптации при изучении процесса брачно-семейной адаптации. Однако необходимо отметить, что нельзя игнорировать специфику семьи, рассматривать ее как поле, на материале которого изучается то же самое, что может быть изучено на материале других малых групп.

Л. Я. Гозман, Ю. Е. Алешина* выделяют следующие наиболее важные отличия семьи от других малых групп:

1. семья является максимально контролируемой в нормативном плане, то есть нормативно заданной;

2. гетерогенность состава;

3. закрытость группы;

4. полуфункциональность группы;

5. длительность истории семьи;

6. тотальность — полное вовлечение человека в семейные отношения.

Таким образом, задаются определенные рамки для переноса особенностей протекания социально-психологической адаптации на адаптацию к семье. Брачно-семейную адаптацию следует рассматривать как постепенный процесс приспособления супругов друг к другу и к семейной жизни, результатом которого должно быть формирование устойчивого семейного уклада, распределение бытовых и психологических ролей, выработка приемлемого стиля общения друг с другом, выработка приемов разрешения и профилактики конфликтов и разногласий, определение взаимоотношений с микроокружением по типу открытой или закрытой группы*. Это определение, на наш взгляд, является наиболее удачным, поскольку достаточно полно рассматривает содержательный аспект брачно-семейной адаптации как целостного процесса.

Своеобразную концепцию брачно-семейной адаптации предложил В. А. Сысенко*. Основу ее составляют особенности характеров супругов и вытекающие отсюда их адаптационные возможности. Автор выделяет 4 группы людей по степени и уровню адаптации:

1. высокоадаптировапные личности;

2. среднеадаптированныс;

3. низкоадаптироваиные;

4. дезадаптированныс.

К общим адаптационным особенностям он относит:

1. способность к сотрудничеству;

2. способность к общению;

3. способность к эмоциональному и рациональному пониманию других людей;

4. способность к самоконтролю и самопознанию;

5. умение выбрать адекватный тип поведения в зависимости от условий и обстоятельств.

Развитие этих способностей в значительной мере, по мнению автора, определяет успешность брачно-семейной адаптации. Однако этот вывод предполагает не метафизическое, а диалектическое мышление, признающее в одном и том же явлении позитивные и негативные моменты, прогрессивное и регрессивное. Необходимо учитывать, что каждая супружеская пара вырабатывает свой неповторимый стиль взаимоотношений; компенсирует нередко самые нежелательные характеристики друг друга, противостоит негативным тенденциям.

В. А. Сысенко определяет структуру адаптации личности в сфере брачно-семейных отношений следующим образом:

1. адаптация физиологическая, в том числе сексуальная;

2. адаптация к темпераменту, характеру партнера;

3. адаптация к семейным ролям, к новым обязанностям, правам, к разделению труда в брачном союзе;

4. адаптация к потребностям, интересам, привычкам, образу и стилю жизни брачного партнера;

5. адаптация к основным ценностям жизни, «жизненной философии», пониманию цели и смысла жизни партнера.

Некоторые характеристики брачно-семейной адаптации рассматриваются в исследованиях по социальной перцепции. В работах этого направления отмечается факт значительных изменений особенностей межличностного восприятия молодыми супругами на протяжении адаптационного периода, который продолжается 1,5—2 года. Выбор будущего супруга определяется действием ряда факторов, среди которых отметим прежде всего представление об идеальном партнере, более или менее осознаваемый образ которого имеется у каждого*. В его создании участвуют опыт, литературные и киногерои, социальные стереотипы и идеал референтной группы. Идеальный образ регулирует отношения в супружеской паре 0,5—1,5 года. Затем снижается напряженность эмоционального подъема, отрицательные характеристики партнера перемещаются в центр, сопоставляются с начальным образом. В этой ситуации большое значение имеет то, какую линию поведения выберут супруги: будут ли они по-прежнему ориентироваться на несуществующий образ, стремиться «подогнать» под него своего партнера или же, напротив, начнут корректировать не партнера, а свой образ его, приближаясь тем самым к действительности. Адекватность представления о партнере по брачному союзу обеспечивает согласованность между ожидаемым и реальным поведением своего партнера, что важно для реализации целей адаптации в семье.

Особого рассмотрения требует вопрос о критериях адаптированности супругов.

В доступной нам литературе мы не встретили указаний на объективные и субъективные показатели адаптированности. Мы предлагаем рассматривать в качестве критерия адаптированности интегральный показатель, состоящий из длительности брачного стажа (объективный показатель) в сочетании с уровнем удовлетворенности супружескими отношениями (субъективный показатель). Удовлетворенность брачно-семейными отношениями отражает результативность всех процессов, происходящих в семье, в том числе и адаптационных. Следовательно, высокая оценка супружества может рассматриваться как показатель того, что в семье решены задачи адаптационного периода: формирование структуры семьи, распределение функций (или ролей) между мужем и женой, выработка общих семейных ценностей на том уровне, который удовлетворяет данную супружескую пару.

Таким образом, брачно-семейную адаптацию необходимо рассматривать как сложный, многоуровневый целостный процесс взаимного приспособления супругов друг к другу и к семейной жизни. В содержательном плане этот процесс представляет собой единство следующих компонентов:

1. Приспособление к брачному партнеру, предполагающее:

□ физиологическую адаптацию, в том числе сексуальную;

□ адаптацию к темпераменту, характеру партнера;

□ адаптацию к интересам, потребностям, привычкам, образу и стилю жизни брачного партнера;

□ адаптацию к основным ценностям жизни, жизненной философии партнера;

2. Приспособление к семейной жизни, включающее в себя адаптацию к бытовым и психологическим ролям, к новым обязанностям и правам, к разделению труда в брачном союзе.

Компоненты 2-й группы изучены в отечественной психологии недостаточно, хотя играют весьма существенную роль в общем процессе приспособления к брачно-семейным отношениям. Если адаптация к партнеру возможна и в период добрачного знакомства, то адаптация к требованиям семейной жизни происходит лишь после заключения брака в условиях совместного проживания, ведения хозяйства и т. п. В связи с этим особое звучание и особый интерес приобретает исследование мотивационных компонентов, регулирующих процесс адаптации на начальных этапах становления семьи

8.. Супружеская совместимость: понятие, уровни и виды, признаки.

Совместимость – благополучность или устойчивость семейных отношений, основанная на удовл-ти чл. семья друг другом.

Выделяют 4 аспекта супружеской совместимости:

Духовная совместимость-согласованность установок, интересов, потребностей и ценностей супругов;

Персональная совместимость - соответствие структурно-динамических и характерологических особенностей супругов;

Семейно- бытовая совместимость - согласованность функциональных представлений и ожиданий супругов (критерий этой совместимости – эффективность воспитания детей в семье);

физиологическая совм-ть.

Считается, что совместимость имеет 3 уровня:

1 ур. - совместимость темпер-в. Согласно эмпирическим исследованиям супружеской пары состоит из представлений разных типов темпер-та, т.е. они объедин-ся не по сходству, а по контрастности, дополняя друг друга. Наиболее унив-ми партнерами явл-ся флегматики, кот однако не рекоменд-ся созд-ть пару с партнером-флегматиком.

2 ур. - совместимость ожиданий. Именно не соответствие семейной жизни ожиданиям, часто явл-ся причиной неудачного брака. Ролевые ожидания формир-ся в родит семье, и если у супругов они противоречат, то молодая семья рано или поздно распадется. (старательность и обязательность, способность выполнить роль как ведущего, так и ведомого, доброжелательность и участливость к супругу, умение обращаться с деньгами).

3 ур. – совместимость ценностей. Это верхний уровень совместимости, проявл-ся в согласов-ти жизненных целей (здоровье, хорошая семья, интересная работа, материальная обеспеченность и т.д.). и способов их достижения (трудолюбие, целеустремленность, честность и порядочность, ответственность и т.д.). Если ценности и способы их достижения у мужа и жены комплиментарны (совпадают и дополняют др.др.), то брак имеет большой запас прочности. Эта пара может хар-ся как совместимая.

Главный закон супружеской совместимости: Врожденные кач-ва супругов в совестимых парах различны, а социальные кач-ва – подобны и схожи. Такое понятие супр-ой совм-ти граничит с понятием удовлетв-ти браком.

А.Н. Обозова выделили 3 основных группы супружеской совм-ти:

1.структурный подход. Ориентирован на изучение персональной совм-ти. Согласно этому совм-ть достиг-ся благодаря соответствию постоянных характеристик супругов: интеллект-ые, мотивац-ые, личностные и т.д. Это позволяет создать гармоничную пару – целостную, уравновешенную, завершенную.

2.функциональный подход. Основан на механизме психологич-го соответствия семейных ролей супругов и их предст-ий, согласно ему совм-ть это согл-ть оптимизаций и предст-ий о семейной жизни, а т.ж. непротиворечивость супружеских ролей пары. Сторонники фунционального подхода убеждены, что если партнеры по-разному понимают свои роли, и вследствие этого проявляют несогласованность, а порой недопустимые для партнера требования – пара заведомо мало совместима и конфликтна. Это, конфликт представлений или ролевой конфликт. В рамках данного подхода сущ-ет теория комплементарного брака – это союз, в кот-м каждый из супругов занимает то положение, кот-е у него было в сиблинговой подсистеме в родительской семье. Некомплиментарный брак – брак, партнеров с одинаковой сиблинговой позицией в родительской семье. Для единственных детей наилучшим прогнозом явл-ся брак с партнером у которого есть мл. сиблинг. Согласно функц-му подходу, для стабильного супр-ва важно комплементарн-ть совм-ти. Однако, некомплементарные отнош-я нельзя рассматривать как фатальный фактор, просто супругам потребуется больше усилий для достижения совм-ти.

3. адаптивный подход. Основан на психологических механизмах участия позитивных механических отношений и эффект-го взаимодейтвия на основе изучения проблемных аспектов супружеских отношений, вызывающих разногласие. Основной смысл данного подхода в поиске резервов адаптации на основе гармонизации супружеских отношений. Наиболее часто применяется в практике семейного консульт-ия.

Супруж. совм-ть основана на совокупности факторов, связывающих супругов в брачном союзе (по низходящей линии).

Основные факторы супружеской совм-ти:

общность духовных интересов и супружеская любовь;

сексуальная совместимость;

любовь к детям;

супружеский долг;

семейный уют и материально-жилищные условия.

МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В рамках общего процесса консультирования семьи выделяется особый этап, когда консультант осуществляет диагностику семейных отношений. На практике проведение диагностики с использованием тех или иных методов и техник может осложняться определенными причинами. Ряд из них выделен Г. Навайтисом. Он отмечает следующие факторы, которые должны учитываться консультантом на данном этапе.

Отсутствие единого подхода к диагностике семейных отношений. Каждая модель консультирования содержит собственное толкование как методов диагностики, так и тех фактов, на которые следует обращать внимание.

На оценку семейных отношений может влиять проекция опыта самого психолога, а также уровень развития способности к их рефлексии самих консультируемых.

Различное толкование динамики семейных отношений членами семьи, искаженное не полностью осознанными внутриличностными проблемами.

Автор подчеркивает необходимость профессиональной рефлексии собственной деятельности, в частности осознания того, почему он применяет тот или иной метод, как предвидит последствия его применения и учитывает специфические особенности клиентов. Однако можно выделить некоторые общие принципы, на которые обычно опираются семейные консультанты.

Одной из первых задач, решаемых консультантом, является создание доверительных отношений с членами семьи. Для этих целей традиционно используются различные техники (от активного слушания до присоединения).

Выбор времени и места для проведения диагностической процедуры в рамках консультативного процесса определяется в зависимости от предварительно сформулированной гипотезы и общей схемы работы с семьей.

Семейную диагностику целесообразно начинать со сбора демографическо-биографической информации, используя для этого метод генограммы.

Работа по систематизации и описанию специальных методов и техник диагностики внутрисемейных отношений была проведена американскими специалистами в области семейного консультирования Р. Шерманом и Н. Фредманом. С их точки зрения, под методом понимается комплекс приемов и предложений, осуществляемых непосредственно консультантом. Метод является орудием психологической помощи семье. При его использовании большое значение имеет временной аспект, процедура применения и опыт консультанта в интерпретации результатов.

Для диагностики состояния семьи и ее психологического благополучия традиционно используются следующие методы:

проективный тест «Скульптура семьи»;

метод генограммы;

метод «Семейное пространство»;

проективный тест «Рисунок семьи».

ГЕНОГРАММА

Генограмма представляет собой структурированную диаграмму системы внутрисемейных отношений в трех—четырех поколениях. Она предложена М. Боуэном в 1978 г. в рамках подхода семейной терапии, изучающего несколько поколений семьи. Цель ее — показать, как образцы поведения и внутрисемейных взаимоотношений передаются из поколения в поколение и как события, подобные смертям, болезням, крупным профессиональным успехам, переездам на новое место жительства, влияют на современные поведенческие образцы, а также на внутрисемейные диады и треугольники. Генограмма позволяет психотерапевту и семье получить целостную картину, рассматривая все феномены и события семейной жизни в некой интегральной, вертикально направленной перспективе. Иногда она высвечивает то, что являлось тайной для некоторых членов семьи, вытаскивая «скелет из шкафа». Этот подход имеет много общего с традиционными подходами к сбору данных по истории семьи, но его главной отличительной особенностью является структурированность и составление карты данных семьи.

Генограмма использует для иллюстрации специфики внутрисемейных взаимоотношений символы, которые, наряду с другими данными, применяются для изображения взаимоотношений членов семьи и их позиций в семейной системе. Когда собрана информация об именах, возрасте каждого члена семьи, времени женитьбы, смертей, разводов, рождений, приступают к сбору других важных сведений о функционировании семейной системы, таких, как частота и качество контактов, эмоциональные разрывы, факторы, приводящие к конфликтам и тревожности, уровень открытости-закрытости семейных субсистем и семьи в целом. Семейные сценарии, ценности, правила, мужские и женские стандарты поведения также могут быть выявлены в ходе интервью на основе этой техники.

Процедура

Цель методики — получить диаграмму, отражающую историю расширенной семьи как минимум на протяжении трех поколений. Работа может быть проведена в любое время после начала регулярных встреч с семьей и представляет собой сбор информации о семье для лучшего понимания проблемы и поиска пути ее решения.

Она, как правило, выполняется в присутствии всех членов семьи, способных слушать и воспринимать информацию, в том числе и детей. Предполагается, что членам семьи данная информация интересна и им любопытно узнать подробности о своих близких родственниках.

Беседа обычно начинается с оценки предъявляемого семьей симптома: у кого он наблюдается, когда впервые возник, каково было его клиническое течение. Причем физические, эмоциональные и социальные симптомы рассматриваются как проявление дисфункциональности эмоциональных взаимоотношений, а поведение симптомоносителя отражает то, как тревожность проявляется и преодолевается в данной семье. Временные рамки первичного проявления и последующих усилений симптомов могут быть связаны с другими событиями жизни семьи, такими, как, например, смерть ближайшего родственника.

Затем начинается описание семейной истории с того времени, когда встретились родители, и вплоть до настоящего момента. Особое внимание необходимо уделять следующим фактам: возрасту супругов, точной дате их первой встречи; тому, чем они занимались, когда были женихом и невестой; влиянию порядка рождения детей на их физические и психологические особенности. Важно выяснить то, где семья жила и когда именно переезжала на другое место (особенно важно, если переезды были на очень близкое или очень далекое расстояние от родительской семьи). На данном этапе беседы выясняются также данные о здоровье, образовании и профессиональной карьере каждого из родителей.

Далее обсуждается история расширенной семьи как со стороны матери, так и со стороны отца. Здесь как минимум необходимо узнать о братьях и сестрах матери и отца, об эмоциональной атмосфере в их родительских семьях, о том, чем занимаются все члены семьи в настоящее время. Точные даты событий, произошедших в родительской семье, важны потому, что они могут коррелировать с событиями в нуклеарной семье.

Консультант использует структуру генограммы для того, чтобы рассмотреть вопросы о физических и эмоциональных границах в данной семье, о закрытости и открытости субсистем, о многообразии или ограниченности образцов взаимоотношений между членами семьи и средств общения между ними.

Такие содержательные факторы, как культурная, этническая и религиозная принадлежность, социально-экономический уровень, способы взаимодействия семьи со своим социальным сообществом, тоже принимаются во внимание.

По мере поступления информации в процессе беседы с семьей она фиксируется специальными символами. Каждый консультант может использовать удобную для него символику, однако общепринятыми обозначениями являются следующие символы:

«Скульптура семьи»

Суть данной техники, предложенной В. Сатир, состоит в том, что расположение людей и объектов должно физически символизировать внутрисемейные взаимоотношения в данное время, определяя то, как видится место каждого индивида в семейной системе. Каждый член семьи создает свой живой портрет семьи, расставляя ближайших родственников согласно собственному взгляду на дистанцию между ними, рассматривая каждого в роли, которую они играют по отношению к друг другу, и те чувства, которые при этом испытывают. Таким образом, опыт каждого воплощается в живой картинке и проецируется на нее. Одним из многих преимуществ метода «скульптура семьи» является его способность преодолеть чрезмерную «завербализованность» и «заинтеллектуализированность» (разнообразные защиты, проекции и обвинения), часто существующие в семейной системе. Членам семьи не дают взаимодействовать друг с другом обычными для них словесными намеками, а принуждают общаться на качественно ином, более спонтанном уровне. Когда треугольники, альянсы и конфликты наглядно и символически изображены, появляются различные возможности для взаимодействия на основе чувств в их тончайших оттенках. В этом отношении «скульптура семьи» — довольно хорошее диагностическое средство.

Другим преимуществом «скульптуры семьи» является тот эффект, который она производит на членов семьи, заставляя их думать о себе как о неком единстве в разнообразии, где важны и целое, и каждый его элемент. Невозможно изолировать любую систему внутрисемейного взаимодействия без учета последствий, которые они будут иметь для всей семьи. Скульптура не только объединяет семью, она еще и подчеркивает индивидуальность каждого. Кроме того, она требует от члена семьи обобщить свой личный опыт, осмыслить его, а затем проинтерпретировать. Скульптура также дает терапевту возможность прямой интервенции в семейную систему. Структурный терапевт при этом помогает членам семьи перераспределить их позиции в семье, способствуя, таким образом, созданию более приемлемых границ внутрисемейных субсистем. В этом контексте можно утверждать, что скульптура используется для внесения позитивных изменений в семью для ее полноценного функционирования.

Техника «Семейная скульптура» применяется на любом этапе диагностики и терапии. Для ее проведения достаточно хотя бы трех или четырех человек, некоторое количество легко передвигающейся мебели и предметов, которые используются в качестве замены отсутствующих на сессии членов семьи. Скульптура может изображать как настоящее, так и прошлое семьи и включать любое требуемое в терапевтических целях количество членов расширенной семьи.

Вводя клиентов в курс данной методики, психотерапевт объясняет, что она помогает прежде всего прочувствовать, что значит быть членом данной семьи. Иногда легче бывает это показать, чем рассказать. Каждый член семьи по очереди показывает свое видение внутрисемейных взаимоотношений, изображая их в живой скульптуре так, чтобы их позы и положения в пространстве отражали действия и чувства по отношению друг к другу.

Консультант предлагает скульптору обращаться с членами семьи так, как будто они сделаны из глины. Скульптор ставит каждого в такую позицию, которая могла бы его охарактеризовать невербально. При этом психотерапевт занимает в семейной скульптуре место самого скульптора, как сам скульптор его видит. «Ваяние» продолжается до тех пор, пока скульптор не будет удовлетворен своим творением. Важно, чтобы другие члены семьи позволили скульптору свободно обращаться с собой как с «материалом», зная, что потом они поменяются с ним местами.


6086688489176295.html
6086741321638483.html
    PR.RU™