Чувашия в 1907-1914 реализация столыпинской аграрной реформы в чув деревне

Еще будучи саратовским губернатором, Столыпин советовал Николаю II, что нельзя решить вопросов экономической полити­ки без ломки полукрепостнического строя, что эта ломка должна пойти по линии аграрной политики. Коренное решение аграрного вопроса, писал Столыпин царю, заключается в создании класса мелких собственников.

Начало реформы и методы ее проведения. Выражением полити­ки Столыпина явился указ от 9 ноября 1906 г., ознаменовавший начало наступления правительства на общину. В указе говорилось, что каждый домохозяин, владеющий надельной землей на общин­ном праве, может во всякое время требовать укрепления за собой в личную собственность причитающейся ему части из означенной земли. Кроме того, каждый имел право во всякое время требовать выделения земли в одном месте (хутор, отруб). При выходе на отруб земля отводилась в одном месте, но постройки оставались в деревне; выход на хутор был связан с переселением всего хо­зяйства из села на хуторской участок.

Для того чтобы реформа шла успешно, использовались раз­личные методы. Велась широкая агитация за выделение на хутора, выпускались плакаты, устраивались экскурсии крестьян-ходоков в те губернии, где они существовали давно. Активно использова­лась местная власть. Там, где выделение шло медленно, на зем­ских начальников налагались взыскания «вплоть до увольнения не­исправных». Поэтому они широко использовали предоставляемые им права. Например, выход из общины разрешался по приговору сельских сходов. Если же в течение месячного срока общество не выносило приговора, удовлетворяющего просьбу домохозяина о выходе, то выдел производился непосредственно распоряжением земского начальника, решение которого было окончательно. В по­давляющем большинстве случаев так и было.

Видное место занимал метод переселения крестьян. Из Чува­шии они переселялись в районы Сибири. Вынуждали их на это малоземелье, нищета и голод, а чаще всего заманчивые предло­жения о хорошей жизни на новом месте. Уходившим выдавались паспорта. Только за четыре года (1910—1913) их было выдано около 140 тысяч.

Многие переселенцы на новых местах встретили враждебное отношение со стороны коренных жителей. Кроме того, они не получили необходимых средств для возведения жилых и надвор­ных построек, приобретения скота и сельскохозяйственных ору­дий. Вскоре большая часть из них возвратилась на прежнее место жительства, но уже оказалась без дома и земли, проданной за бесценок. Чтобы выжить, они уходили на заработки в города или нанимались на работу к соседям-кулакам.



Ход реформы. В Чувашии первые общинные участки, переве­денные в личную собственность, появились весной 1907 г. Но их было очень мало. Большая часть населения отнеслась к ре­форме крайне отрицательно. Настроение народа точно отражала частушка:

Через гола полтора

Все уйдут на хутора.

Худо ль, лучше ль будет жить,

А нет охоты выходить.

Хуторянам и отрубникам объявлялся своеобразный бойкот. Их как бы исключали из жизни общества. Вот свидетельство совре­менника: «Общинники бьют окна, ломают постройки, травят ско­том хлеба, калечат скот, общинники очень ненавидят, нам даже сулят красного петуха». Иногда хуторян и отрубников даже не хоронили на мирском кладбище. Отщепенцев ненавидели боль­ше бар.

Тем не менее часть крестьян, больше всего кулаки, переселя­лись на свои укрепленные участки, создавая хуторские хозяйства. Правительство поощряло крестьян-хуторян семенами, породистым скотом, давало ссуду, помогало им в приобретении сельскохо­зяйственных машин.

Во многих случаях шли на укрепление земли в личную соб­ственность с целью сохранения за собой всего надела от послед­него раздела земли, так как в случае смерти члена семьи мужско­го пола его часть переходила в общинное пользование.

К 1916 г. только около 5% крестьянских хозяйств выделилось в хутора и отруба и 14% укрепило землю в частную собственность. Крестьяне, начавшие работать по-новому, добились некоторого прогресса в земледелии. Однако он коснулся главным образом со­стоятельных, кулацких хозяйств.

Столыпинская реформа внесла классовый раскол в деревен­скую среду. Используя насильственные средства, землю очищали от «слабых» в пользу «сильных». Противоречия в крестьянской среде наиболее ярко проявились в ходе Атменьского восстания.



Атменьское восстание. Одной из крупнейших сложных общин Чувашии была Шуматовская, входившая в Ядринекий уезд и со­стоявшая из 40 населенных пунктов. Сюда входила и деревня Ат-мень. В конце 1912 г. большинство жителей 17 селений заявило о своем желании выйти из общины и закрепить землю в личную собственность. Однако согласия со стороны остальных жителей 23 селений не последовало.

Тем не менее весной 1913 г. по распоряжению земского на­чальника начались землеустроительные работы. Когда 19 мая зем­лемер с подручными рабочими отправился в поле, их встретила группа крестьян с дубинами в руках из д. Атмень, которые зая­вили: «Умрем, а землю не отдадим». Землемеру пришлось оста­вить поле. Вечером прибыл земский начальник. На сельском схо­де он пригрозил, что в случае неповиновения к ним «будут приме нсны принудительные меры вплоть до действия огнестрельным ору­жием».

21 мая землемер опять вышел в поле, но уже под охраной кон-но-полицейских стражников. Там их ждала толпа женщин, стари­ков и подростков, которые стали бросать в них камни, комья су­хой земли, палки и т.п. Раздел вновь не состоялся.

22 мая крестьяне окружных земель стекались к д. Атмень. К утру 23 мая толпа крестьян, вооруженная чем попало, достигла 1500 человек. На призывы разойтись поднялся крик, начали махать шап­ками. Группа вооруженных мужчин бросилась на стражников. Вто­ричные уговоры и предупреждение, что после троекратного под­нятия флага будет открыт огонь, ни к чему не привели. Крестьяне продолжали движение и после троекратного сигнала флагом, ког­да они приблизились на расстояние 150—200 метров, стражники произвели первый залп. Один из крестьян тут же упал замертво, но остальные с криками «ура!» бросились вперед. Второй залп ос­тановил наступающих. Многие повернули назад. Началось избие­ние и ловля крестьян. Тут же были убиты трое из них. Из десяти тяжелораненых умерли от потери крови еще четверо. К вечеру 46 человек были арестованы.

Известие о событиях в д. Атмень быстро облетело всю губер­нию. На место прибыл губернатор. Здесь он собрал участников восстания и, поставив их на колени перед собой, с угрожающим видом кричал: «Что? Вам хотелось разбить наковальню деревян­ным молотом? Нет. Никогда. Я всех вас зарою в землю, а деревню превращу в пепел». Жители принесли повинную, и землеустрои­тельные работы возобновились.

13 апреля 1914 г. начался суд над участниками восстания. Сидор Павлов был приговорен к арестантским ротам на 1,5 года; Иван Кузьмин, Мирон Максимов, Андрей Ильин, Николай Васильев, Иван Кириллов — к арестантским ротам на 1 год каждый; Игнат Тимофеев, Петр Григорьев и другие, всего 17 человек, — к тю­ремному заключению на 6 месяцев каждый.

Столыпинская аграрная политика не оправдала надежды цар­ского правительства, она потерпела крах.


6085767065319024.html
6085877965625788.html
    PR.RU™